alex_avr (alex_avr2) wrote in engineering_ru,
alex_avr
alex_avr2
engineering_ru

История одного подземного долгостроя

Спустимся из космоса под землю :)
Пост про историю строительства одного небольшого тоннеля в центре Москвы.

Оригинал взят у alex_avr2 в История одного подземного долгостроя


Историческая справка:

В 1817-1819 горах река Неглинная, протекавшая даже в то время уже в центре Москвы и представлявшая собой скорее ручей сточных вод, а не речку была заключена в кирпичный коллектор. Она стала первой речкой в Москве заключенной в коллектор. Тоннель представлял из себя арочное кирпичное сооружение шириной и высотой около двух метров.

В конце 19 века известный писатель и журналист В.А. Гиляровский спускался в коллектор реки, после чего написал довольно эмоциональный рассказ. На тот момент Неглинка представляла собой фактически канализацию.

[Гиляровский: Москва и Москвичи. Тайны Неглинки.]
Трубную площадь и Неглинный проезд почти до самого Кузнецкого моста тогда заливало при каждом ливне, и заливало так, что вода водопадом хлестала в двери магазинов и в нижние этажи домов этого района. Происходило это оттого, что никогда не чищенная подземная клоака Неглинки, проведенная от Самотеки под Цветным бульваром, Неглинным проездом, Театральной площадью и под Александровским садом вплоть до Москвы-реки, не вмещала воды, переполнявшей ее в дождливую погоду. Это было положительно бедствием, но «отцы города» не обращали на это никакого внимания.

В древние времена здесь протекала речка Неглинка. Еще в екатерининские времена она была заключена в подземную трубу: набили свай в русло речки, перекрыли каменным сводом, положили деревянный пол, устроили стоки уличных вод через спускные колодцы и сделали подземную клоаку под улицами. Кроме «законных» сточных труб, проведенных с улиц для дождевых и хозяйственных вод, большинство богатых домовладельцев провело в Неглинку тайные подземные стоки для спуска нечистот, вместо того чтобы вывозить их в бочках, как это было повсеместно в Москве до устройства канализации. И все эти нечистоты шли в Москву-реку.

Это знала полиция, обо всем этом знали гласные-домовладельцы, и все, должно быть, думали: не нами заведено, не нами и кончится!

Побывав уже под Москвой в шахтах артезианского колодца и прочитав описание подземных клоак Парижа в романе Виктора Гюго «Отверженные», я решил во что бы то ни стало обследовать Неглинку. Это было продолжение моей постоянной работы по изучению московских трущоб, с которыми Неглинка имела связь, как мне пришлось узнать в притонах Грачевки и Цветного бульвара.

Мне не трудно было найти двух смельчаков, решившихся на это путешествие. Один из них — беспаспортный водопроводчик Федя, пробавлявшийся поденной работой, а другой — бывший дворник, солидный и обстоятельный. На его обязанности было опустить лестницу, спустить нас в клоаку между Самотекой и Трубной площадью и затем встретить нас у соседнего пролета и опустить лестницу для нашего выхода. Обязанность Феди — сопутствовать мне в подземелье и светить.

И вот в жаркий июльский день мы подняли против дома Малюшина, близ Самотеки, железную решетку спускного колодца, опустили туда лестницу. Никто не обратил внимания на нашу операцию — сделано было все очень скоро: подняли решетку, опустили лестницу. Из отверстия валил зловонный пар. Федя-водопроводчик полез первый; отверстие, сырое и грязное, было узко, лестница стояла отвесно, спина шаркала о стену. Послышалось хлюпанье воды и голос, как из склепа:

— Лезь, что ли!

Я подтянул выше мои охотничьи сапоги, застегнул на все пуговицы кожаный пиджак и стал спускаться. Локти и плечи задевали за стенки трубы. Руками приходилось крепко держаться за грязные ступени отвесно стоявшей, качающейся лестницы, поддерживаемой, впрочем, рабочим, оставшимся наверху. С каждым шагом вниз зловоние становилось все сильнее и сильнее. Становилось жутко. Наконец послышались шум воды и хлюпанье. Я посмотрел наверх. Мне видны были только четырехугольник голубого, яркого неба и лицо рабочего, державшего лестницу. Холодная, до костей пронизывающая сырость охватила меня.

Наконец я спустился на последнюю ступеньку и, осторожно опуская ногу, почувствовал, как о носок сапога зашуршала струя воды.

— Опускайся смелей; становись, неглубоко тутот-ка, — глухо, гробовым голосом сказал мне Федя.

Я встал на дно, и холодная сырость воды проникла сквозь мои охотничьи сапоги.

— Лампочку зажечь не могу, спички подмокли! — жалуется мой спутник.

У меня спичек не оказалось. Федя полез обратно.

Я остался один в этом замурованном склепе и прошел по колено в бурлящей воде шагов десять. Остановился. Кругом меня был мрак. Мрак непроницаемый, полнейшее отсутствие света. Я повертывал голову во все стороны, но глаз мой ничего не различал.

Я задел обо что-то головой, поднял руку и нащупал мокрый, холодный, бородавчатый, покрытый слизью каменный свод и нервно отдернул руку… Даже страшно стало. Тихо было, только внизу журчала вода. Каждая секунда ожидания рабочего с огнем мне казалась вечностью. Я еще подвинулся вперед и услышал шум, похожий на гул водопада. Действительно, как раз рядом со мной гудел водопад, рассыпавшийся миллионами грязных брызг, едва освещенных бледно-желтоватым светом из отверстия уличной трубы. Это оказался сток нечистот из бокового отверстия в стене. За шумом я не слыхал, как подошел ко мне Федя и толкнул меня в спину. Я обернулся. В руках его была лампочка в пять рожков, но эти яркие во всяком другом месте огоньки здесь казались красными звездочками без лучей, ничего почти не освещавшими, не могшими побороть и фута этого мрака. Мы пошли вперед по глубокой воде, обходя по временам водопады стоков с улиц, гудевшие под ногами. Вдруг страшный грохот, будто от рушащихся зданий, заставил меня вздрогнуть. Это над нами проехала телега. Я вспомнил подобный грохот при моем путешествии в тоннель артезианского колодца, но здесь он был несравненно сильнее. Все чаще и чаще над моей головой гремели экипажи. С помощью лампочки я осмотрел стены подземелья, сырые, покрытые густой слизью. Мы долго шли, местами погружаясь в глубокую тину или невылазную, зловонную жидкую грязь, местами наклоняясь, так как заносы грязи были настолько высоки, что невозможно было идти прямо — приходилось нагибаться, и все же при этом я доставал головой и плечами свод. Ноги проваливались в грязь, натыкаясь иногда на что-то плотное. Все это заплыло жидкой грязью, рассмотреть нельзя было, да и до того ли было.

Дошагали в этой вони до первого колодца и наткнулись на спущенную лестницу. Я поднял голову, обрадовался голубому небу.

— Ну, целы? Вылазь! — загудел сверху голос.

— Мы пройдем еще, спускай через пролет.

— Ну-к что ж, уж глядеть так глядеть!

Я дал распоряжение перенести лестницу на два пролета вперед; она поползла вверх. Я полюбовался голубым небом, и через минуту, утопая выше колен в грязи и каких-то обломках и переползая уличные отбросы, мы зашагали дальше.

Опять над нами четырехугольник ясного неба. Через несколько минут мы наткнулись на возвышение под ногами. Здесь была куча грязи особенно густой, и, видимо, под грязью было что-то навалено… Полезли через кучу, осветив ее лампочкой. Я ковырнул ногой, и под моим сапогом что-то запружинило… Перешагнули кучу и пошли дальше. В одном из таких заносов мне удалось рассмотреть до половины занесенный илом труп громадного дога. Особенно трудно было перебраться через последний занос перед выходом к Трубной площади, где ожидала нас лестница. Здесь грязь была особенно густа, и что-то все время скользило под ногами. Об этом боязно было думать.

А Федю все-таки прорвало:

— Верно говорю: по людям ходим.

Я промолчал. Смотрел вверх, где сквозь железную решетку сияло голубое небо. Еще пролет, и нас ждут уже открытая решетка и лестница, ведущая на волю.

Мои статьи о подземной клоаке под Москвой наделали шуму. Дума постановила начать перестройку Неглинки, и дело это было поручено моему знакомому инженеру Н.М. Левачеву, известному охотнику, с которым мы ездили не раз на зимние волчьи охоты.

С ним, уже во время работ, я спускался второй раз в Неглинку около Малого театра, где канал делает поворот и где русло было так забито разной нечистью, что вода едва проходила сверху узкой струйкой: здесь и была главная причина наводнений.

Наконец в 1886 году Неглинка была перестроена.

Репортерская заметка сделала свое дело. А моего отчаянного спутника Федю Левачев взял в рабочие, как-то устроил ему паспорт и сделал потом своим десятником.

За десятки лет после левачевской перестройки снова грязь и густые нечистоты образовали пробку в повороте канала под Китайским проездом, около Малого театра. Во время войны наводнение было так сильно, что залило нижние жилые этажи домов и торговые заведения, но никаких мер сонная хозяйка столицы — городская дума не принимала.

Только в 1926 году взялся за Неглинку Моссовет и, открыв ее от Малого театра, под который тогда подводился фундамент, до половины Свердловской площади, вновь очистил загрязненное русло и прекратил наводнения.

Я как-то шел по Неглинной и против Государственного банка увидал посреди улицы деревянный барак, обнесенный забором, вошел в него, встретил инженера, производившего работы, — оказалось, что он меня знал, и на мою просьбу осмотреть работы изъявил согласие. Посредине барака зияло узкое отверстие, из которого торчал конец лестницы.

Я попробовал спуститься, но шуба мешала, — а упускать случай дать интересную заметку в «Вечернюю Москву», в которой я тогда работал, не хотелось. Я сбросил шубу и в одном пиджаке спустился вниз.

Знакомый подземный коридор, освещенный тусклившимися сквозь туман электрическими лампочками. По всему желобу был настлан деревянный помост, во время оттепели все-таки заливавшийся местами водой. Работы уже почти кончились, весь ил был убран, и подземная клоака была приведена в полный порядок.

Я прошел к Малому театру и, продрогший, промочив ноги и нанюхавшись запаха клоаки, вылез по мокрой лестнице. Надел шубу, которая меня не могла согреть, и направился в редакцию, где сделал описание работ и припомнил мое старое путешествие в клоаку.

На другой день я читал мою статью уже лежа в постели при высокой температуре, от гриппа я в конце концов совершенно оглох на левое ухо, а потом и правое оказалось поврежденным.

Это было эпилогом к моему подземному путешествию в бездны Неглинки сорок лет назад.


На рубеже 19-20х веков в Москве появилась городская система канализации и сбросы нечистот в речки по большей части прекратились (хотя встречаются и сейчас). Но кроме нечистот была еще одна проблема. Коллектор построенный в начале 19 века был небольшого сечения и в сильные ливни его не хватало для быстрого пропуска всей прибывающей воды и она выходила на поверхность. После каждого сильного ливня по Трубной площади можно было буквально плавать на лодке.

В первой половине 60х годов от Театральной площади, под которой проходит река, до Москва-реки щитовым способом был построен новый коллектор. Он дублировал старый коллектор маленького сечения, проходящий под Александровским садом. Однако проложен был не параллельно старому, а по совершенно новой траектории. Таким образом у Неглинки появилось два устья - новое и старое, на приличном удалении друг от друга.

Старое устье находится около Большого Каменного моста. Раньше оно выглядело так:



Но после поднятия уровня Москва-реки в связи со строительством канала им. Москвы стало выглядеть вот так:



Новое устье, построенное в 1963-1964 годах находится почти на километр ниже по течению около Большого Москворецкого моста, прямо перед бывшей гостиницей Россия.



Однако, новый участок дублировал лишь небольшую часть коллектора, поэтому затопления центральных улиц продолжались.



На этой уникальной фотографии(предположительно начало 70х) показана Неглинка текущая еще по своему старому руслу:



В 1970х годах проблему решили раз и навсегда, построив коллектор начинающийся почти от Суворовской площади и заканчивающийся около Театральной, дублирующий старый коллектор.



Сейчас он выглядит так:



Сечение коллектора составило примерно 5х3.5 метра. Этот коллектор действует и по ныне, успешно справляясь с рекой Неглинной, даже в сильные ливни.



Старый же коллектор был фактически брошен из него лишь сделали водовыпуск в новый коллектор. Вода из него ушла и долгие годы он стоял не тронутым.

Место соединения старого коллектора с новым под Трубной площадью:



Старый коллектор в наше время, где-то тут ходил Гиляровский:



В 2015 году, при реконструкции пешеходной части Цветного бульвара из-за неосторожного обращения с бульдозером была случайно вскрыта одна из шиберных камер старого коллектора, в результате появилась возможность увидеть подземку "в разрезе".



Вероятно, через некоторое время этот коллектор перестанет существовать в нынешнем виде. На этом моменте историческая справка заканчивается и начинается наша история :)

Москва росла и ей требовалось все больше коммуникаций. И если в новых районах место под них закладывалось сразу, то в исторической части города с этим были проблемы. Переход на централизованное отопление избавил центр Москвы от угольной сажи котельных, но добавил необходимость прокладки трубопроводов теплосети. Зачастую их прокладывали прямо транзитом по подвалам исторических зданий. Также потребовалось прокладывать огромное количество кабелей - электроснабжение, связь. Градостроителям пришла в голову здравая мысль - а что, если использовать старый, не действующий коллектор Неглинки для прокладки коммуникаций. Это проще и дешевле, чем строить новый тоннель с нуля.

Идея хороша, однако без нового строительства все-таки не обошлось. Для того чтобы полноценно использовать старый коллектор - его нужно было соединить с существующими коммуникациями, а для этого - построить новый тоннель. Новый тоннель должен был пройти от Трубной площади до Чистых прудов, прямо под Рождественским бульваром. За его сооружение взялись в начале 2000х годов, сразу на нескольких участках. На большей части пути новый тоннель был успешно построен и частично даже введен в эксплуатацию. Кроме того успели реконструировать и переделать в коммуникационный коллектор и часть старого русла реки.


Красным показано старое русло (частично действует). Синим - участок старого русла, который успели переделать под коммуникационный коллектор. Черным - новое, действующее сейчас русло. Голубым - новый тоннель, который строили в 00х. Красной точкой - место аварии.

Однако, был один сложный участок. Москвичи должно быть знают, что Рождественский бульвар очень круто спускается к Трубной площади. По существу этот спуск обязан своему существованию все той же Неглинке: хотя большинство малых рек в городах давно убраны в трубы - их отлично выдает рельеф местности.



На участке с крутым подъемом и очень плохими гидрогеологическими условиями под землей строители решили поступить следующим образом: с помощью горнопроходческого щита начать проходку тоннеля из низины, "закапываясь" под холм. На холме построили прямоугольную весьма глубокую (около 20-22 метров) камеру, куда и должен был выйти горнопроходческий щит, пройдя около ста метров. Однако в середине нулевых случилось нечто непредвиденное и проходка встала. Щит со стороны тоннеля выглядел крайне плачевно. Фото 2007 года:



По бытовавшему тогда мнению среди обывателей щит попал в плывун и не дошел до демонтажной камеры. Однако это не так. Щит прошел полное расстояние, которое должен был пройти, однако просто не попал в камеру, как в древнем анекдоте про два тоннеля.

[Анекдот]
Собрались французы с англичанами прорыть тоннель под Ла-Маншем и стали выбирать компанию для этой работы. Американцы предложили прокладку тоннелей с двух сторон и состыковку их с точностью до пятнадцати метров. Время проведения работ — два года. Японцы собираются работать по той же схеме, но гарантируют точность в пять метров и по срокам собираются уложиться за год. Тут выходит представитель русских и говорит:
— Значит так, копать будем с двух сторон, две недели. Ничего не гарантируем, но в крайнем случае будет у вас два тоннеля...


Но в жизни двух тоннелей не получилось, да и одного нормального - тоже.

Кто и как допустил ошибку история умалчивает. Однако ситуация оказалась плачевная - вроде тоннель и рядом с камерой, но в условиях плывунов достать до него не так то и просто.



Красной стрелкой показан существующий коллектор. Черной - камера, куда должен был выйти щит, а оранжевым - правильная трасса коллектора.

Строительство было заморожено, денег не было. Насос откачивавший воду из уже построенных тоннелей периодически ломался и однажды его просто не починили. Все построенные тоннели и горнопроходческий щит были очень быстро затоплены прибывающими водами. Через несколько лет демонтажная камера засыпана и про тоннель забыли.

В 2014 году тоннель все-таки решили достроить. Для этого из затопленной части была откачана вся вода и произведено подробное обследование, которое выявило множество дефектов строительства десятилетней давности. После обследования тоннеля он снова был очень быстро затоплен. В то же время был составлен проект продолжения строительства. Самым интересным было то, что решат сделать с приехавшим мимо щитом - ведь вынуть его просто так нельзя, пройти навстречу - тоже. Решение оказалось весьма прямолинейным и весьма затратным - построить горным способом штольню в обход щита с полной заморозкой грунта в области строительства.



Красным показано нынешнее положение щита. Налево уходит уже построенный тоннель, справа снизу уже построенная камера, в которую должен был придти щит. Сам щит будет перекрыт кирпичной стенкой и навечно погребен под землей.

В феврале 2016 года построенные тоннели вновь осушили и начали подготовку к возобновлению работ. А у нас появилась возможность посмотреть, как выглядят тоннели и горнопроходческий щит после восьми лет пребывания под водой.

Фототехника и навыки фотографирования за восемь лет также не стояли на месте :)

Начинается все с камеры, непосредственно "разрезающей" старое русло на две части. Вперед (и назад) уходит старое, не действующее русло реки Неглинной, которое переделают под коммуникационный коллектор для труб теплосети и кабелей. Слева находится сопряженная камера глубиной около 15 метров.



Эта камера представляет собой по сути шахту, разделенную на несколько пролетов. До недавних пор она была полностью затоплена - на стенках отлично виден уровень затопления.



Спуск вниз:



Внизу начинается коллектор построенный в начале 00х. Построен он по совершенно типовой технологии - начала щитом проходится тоннель с обделкой из бетонных блоков, потом укладывается гидроизоляция из толстого листа ПВХ, потом заливается бетонная рубашка с помощью передвижной опалубки.



По заключению экспертизы тоннель находится в удовлетворительном состоянии. Однако для введения в эксплуатацию нужно провести множество мероприятий по восстановлению обделки, заделке трещин и течей и т.п. Качество строительных работы было низким.



Тоннель проходит транзитом через вторую камеру и доходит до третьей, где имеется перепад уровня. Именно отсюда и началась злополучная проходка, не законченная и по сей день.



Начало тупикового тоннеля.



В тоннеле бросили большой объем добытой породы - ее не подняли на поверхность перед затоплением. Это не камни,а куски глины из забоя. В этом месте тоннель был затоплен не полностью, из-за своего профиля с постоянным подъемом вверх. На фото хорошо виден уровень стоявшей воды.



Если посмотреть вдаль, то уже видно конвейер щита, а также видно, что тоннель поворачивает влево. Этот поворот и был главной ошибкой строителей. Прошел бы щит прямо - вероятно тоннель был бы уже давно достроен, тут бы проходили теплые трубы и холодные кабели. Также видно, что незадолго до щита бетонная рубашка кончается, а листы гидроизоляции свисают со свода.



А вот и сам щит. С помощью этого конвейера выдавалась порода из забоя.



С чуть другим светом. Где-то тут справа будет построена штольня. А сам щит будет забутован на веки вечные.



Чтобы предотвратить вынос грунта, после остановки проходки щит был забит досками. На самом деле мы видим только небольшую его заднюю часть. Большая часть замыта глиной. Строители поняли, что ошиблись, видимо только тогда, когда было пройдено нужное расстояние до камеры, а выхода в камеру так и не произошло.



Последний участок тоннеля очень сильно обводнен - вода течет струями из всех щелей. Ее напор тут составляет около 17 метров. Лишь благодаря соединению со старым руслом Неглинки этот участок не был затоплен под потолок - через систему тоннелей, по закону сообщающихся сосудов вода утекала в реку.



На сегодняшний день все. Посмотрим, как строители справятся со сложной задачей достройки этого тоннеля и не преподнесут ли нам новых интересных историй!

P.S. Вся информация получена из открытых источников.

Похожие посты:
Унифицированный командный пункт
Белокаменная загадка
Подземное море на -400
Московский метрополитен. Заключение правительственной экспертизы по проекту. 1933
Подземная шахтная подъемная машина или как копер упрятали под землю
Подземный железнодорожный тупик
● Подборки красивых фото: 1, 2, 3
Про подземную фотографию. Постановка света.
Исторический тоннель
Тайна ручьев поклонной горы
Двухэтажная речка
Интернет через канализацию
Загородный канал
Прочистка и инспекция канализационных труб
Курьяновские очистные сооружения
Люберецкие очистные сооружения - как очищают сточные воды Москвы и борются с запахами
Рублевская станция водоподготовки
Рублевский гидроузел и водозаборная станция
Западная станция водоподготовки
● История московского водопровода часть 1, часть 2

И напоминаю про опасность спуска в колодцы



Tags: аварии и происшествия, водоснабжение и канализация, тоннели
Subscribe
promo engineering_ru january 4, 2015 22:07 53
Buy for 200 tokens
На маслобаке самолёта имени Boeing-737 Classic имеется странный вырост, обозначенный на рисунке стрелкой: Зачем же? Покажем крупнее. Дело вот в чём. В документации написано, что заправлять маслом двигатель надо после прилёта (пока оно ещё горячее) при уровне масла в баке меньше 60%. И эта…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →